Повседневная жизнь шведского дипломата в Северной Корее

Август на своем балконе в Пхеньяне. Фото: Pierre Kessler

Для сотрудников шведского посольства, пребывание в Пхеньяне полна разочарований, одиночества и ограничений.

Дорога в Пхеньяне
Дорога в Пхеньяне

Всякий раз, когда у США и Северной Кореи появляется необходимость в дипломатии или если у скандинавских путешественников, случаются неприятности, посольство Швеции в КНДР играет решающую роль.

Однако в этом посольстве работают всего два дипломата, и как прозвучавшее недавно интервью на государственной радиостанции Швеции, жизнь их ограничена во взаимодействии с местными жителями, а повседневная жизнь наполнена неудобствами и разочарованием.

И даже если дипломат страстно желает помочь северокорейцам и навести мосты к их культуре, бюрократические проволочки и недоверие всегда стоят на этом пути.

Единственный свет, который может быть увиден из офиса Августа Борга исходит от ламп освещающие дорогу троллейбусам Пхеньяна. Начиная с вечера и до поздней ночи, Борг часто замечает множество молодежи, бродящей вокруг под этими огнями, читающих книги или делающих домашние задания.

Август Борг (August Borg) являющийся вторым секретарем у посла Швеции в КНДР Торкеля Стиернлёфа (Torkel Stiernlöf), приучен к тому, чтобы у него всегда с собой был фонарик, куда бы он не шел, поскольку даже в его доме постоянно отключают свет. А когда все же электричество имеется, то оно очень низкого качества – 130 ватт, что делает невозможным использование компьютера, телевизора или даже пары динамиков. Свет же от лампочек очень тусклый, а для того чтобы вскипятить чайник, потребуется целый час.

Август на своем балконе в Пхеньяне. Фото: Pierre Kessler
Август на своем балконе в Пхеньяне. Фото: Pierre Kessler

Но в настоящий момент не приходится беспокоиться о чайнике, поскольку в их доме отсутствует вода, хорошо, что в офисе хотя бы имеется.

Еще одним недостатком его жилища является то, что она изолирована от обычного местного населения, и корейцы которых он постоянно встречает являются его коллегами по работе. Даже те отношения, которые имеются, являются весьма ограниченными: «Когда мы идем домой с работы, я даже не могу выпить с ними пары кружек пива, хотя я это очень люблю делать.»

Читать еще:  Разведенные кореянки быстрее вступают в брак чем мужчины

И по признанию Борга радиостанции, у него за все время пребывания в Пхеньяне не появилось ни одного друга из местных жителей.

«И если бы я захотел пригласить на ужин корейца, то мне понадобилось бы разрешение от Министерства иностранных дел только для того, чтобы он мог ступить на порог моего дома,» сказал Август Борг.

Однако он не страдает от нехватки общества.

«Возле наших ворот постоянно дежурят солдаты, они регистрируют нас, во сколько мы приезжаем и уезжаем из дома, и кто нас при этом сопровождал. Солдаты пишут заметки и иногда делают звонки.»

 До 2001 года Швеция была единственной западной страной имевшее дипломатические отношения с Северной Кореей начиная с 1973 года.

Если Борг или посол захотят покинуть Пхеньян, для того чтобы посетить другой город, то с ними будут следовать переводчик и водитель, для того чтобы они «не заблудились» по дороге.

Борг часто чувствует себя одиноким. Время от времени бывает, что ему или послу Стиернлёфу необходимо оставить столицу для решения рабочих моментов в другом месте. И тогда в посольстве остается только один человек. Даже был такой случай, когда Борг отмечал Рождество в одиночестве, в своей темной квартире.

«Рождественским вечером я был единственным скандинавом во всем Пхеньяне» — сказал Борг. «Я надеялся на то, что мои родители приедут ко мне, но из-за карантина им не позволили въехать в страну.»

Во время карантина ему также не позволили отправится за покупками в магазин, в который ходят дипломаты, где кроме обычных товаров можно приобрести консервы из Германии или мороженное мясо. Хотя, как он считает можно обойтись и без него, поскольку хоть и есть надпись что это за мясо, но вот маркировки с надписью какая именно это часть животного – нет.

234332
Дома в которых проживают работники посольств. Обычные северокорейцы не могут быть в этой части города.

Кроме того, как предполагает Борг, мясо было не однократно разморожено и заново заморожено из-за постоянных отключений электричества, поэтому он ест огромное количество яиц. Так ему подсказал сотрудник гуманитарной миссии, сказавший ему, что яйца – самый безопасный источник белка в местах, где есть проблемы с гигиеной.

Читать еще:  США видит в Южной Корее важного партнера

Что касается обеда, то Борг часто питается в одном из этих десяти с лишним ресторанах, находящихся поблизости, где принимаю евро.

И все же несмотря на все эти неудобства, Борг говорит, что это привилегия провести столько много времени в таком месте, как Пхеньяне, куда не каждому человеку разрешено въехать.

«Очень интересно ездить на машине и видеть, как местные полицейские регулируют движение, состоящее из маленького количества автомобилей, видеть жилые дома с лозунгами о лидерах и важности того, чтобы быть более производительными на рыбных фермах.»

У него была также возможность находится всего в 30 метрах от Ким Чен Ына, во время прошлогодней поминальной службы в честь Ким Чен Ира. Количество солдат, находящихся перед мавзолеем, Борг оценил приблизительно в 30 000 человек.

«Ким Чен Ын был словно с картинки местных газет – высокий , одетый в черное, с красивой прической,» — рассказывает Август Борг.

Он также помнит, что этот день – 17 декабря, был холодным, с сильным ветром и температурой -14 °C: «Значительная доля аудитории явно страдала от холода, поскольку большинство политической элиты состоят из людей преклонного возраста.»

Борг также любит кататься на своем велосипеде и описывает фантастическое чувство того, что ты можешь быть совершенно один, без каких-либо автомобилей, и на дорогах, которые шире шведских.

Ему кончено известно, что северокорейские власти показывают иностранным дипломатам только некоторые части Пхеньяна.

«Появился новый городской район для выдающихся ученых, где все в светлых тонах и детские площадки заполнены китайскими игрушками,» рассказывает он. «Но серая повседневная жизнь в Пхеньяне, которая вероятно характеризуется нехваткой многих простых предметов первой необходимости, мне действительно не разрешают увидеть.»

Положение вещей выглядит еще более поразительным при выезде из столицы.

Читать еще:  Корейские дети недополучают родительское внимание
Улицы Пхеньяна
Улицы Пхеньяна

«Есть очевидные пробелы между малой и растущей элитой Пхеньяна, и большинством людей сельской местности, живущих в крайне бедных деревнях. В любое время дня здесь можно заметить десятки человек, которые передвигаются пешком, хотя в других странах они бы ездили на автомобилях, автобусах и поездах.»

Август Борг и посол Торкель Стиернлёф хотят улучшить взаимопонимание между северокорейцами и шведами, но у Августа есть чувство что их не понимают и не ценят благие намерения.

«Благие намерения всегда встречаются с подозрением,» говорит он. «Даже если мы хотим посетить проект, финансируемый Швецией, все приготовления должны быть сделаны за долгое время до этого момента.»

Рабочие задачи Борга разнообразны; кроме проблем с визами и рабочих отчетов для Министерства иностранных дел Швеции, также посольство пытается продвинуть шведскую культуру и ценности. В данный момент Борг старается заставить шведского детского автора посетить Северную Корею, и как раз перед интервью у него была официальная встреча с официальным Агентством туризма, чтобы обсудить меры во избежании неприятных ситуаций со скандинавскими туристами.

 

В 2013 году Швеция была посредником между северокорейцами и Соединенным Штатами, когда Пхеньян пригрозил смертной казнью американскому гражданину по обвинению в подрывной деятельности.

С окончанием карантина Борг надеется, что сможет попутешествовать по стране сам некоторое время. В его списке мест, которые он собирается посетить находится проект финансируемы шведами, который снабдит 3 поликлиники проточной водой. Хотя Борг вскоре должен покинуть свой пост в Северной Корее он чувствует, что люди заслуживают быть достойными жизни с меньшим количеством лишений и с большей благоразумностью. Он считает «неблагоразумным», что, например, каждый велосипед имеет номерной знак и должен быть зарегистрирован после покупки, точно также, как и автомобиль.

После своего продолжительного пребывания, Август Борг надеется на то, что шведское посольство сможет поддержать диалог между Северной Кореей и остальной частью мира, даже при том, что часто этот диалог «тонет» в жесткой риторике.

Предыдущая статьяЮжная Корея — парк какашек и музей туалета в Южной Корее
Следующая статьяМногие корейцы тоже испытывают депрессию

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь