В поисках лошадей Чеджудо

Остров Чеджудо

Лошади, которых можно увидеть мирно пасущимися в холмистых районах Чеджудо на высоте 200-600 метров над уровнем моря, — это символ острова.

Мягкий климат, отсутствие хищников и богатый травяной покров, растущий на плодородной почве этого острова вулканического происхождения, определили судьбу Чеджудо как идеального места для выращивания лошадей.

На острове существует три породы лошадей. Во-первых, местная порода чеджу. Эти лошади отличаются маленьким ростом и удивительной выносливостью. Их также называют пони. Во-вторых, чистокровная верховая (thoroughbred). Представители этой породы известны во всём мире как превосходные скаковые лошади. Наконец, в-третьих, лошади породы халла, выведенной в результате скрещивания двух вышеназванных пород. В наши дни лошадей уже не используют, как встарь, на поле боя, для транспортировки грузов или сельскохозяйственных работ, но по-прежнему выращивают для скачек, верховой езды и для употребления их мяса в пищу. Г-н И Чжон-он, научный сотрудник Национального института исследований животноводства, замечает: «90% всех 27-28 тысяч лошадей, которые сейчас есть в Корее, — это лошади с Чеджудо, при этом 70% всех лошадей выращивают на острове».

~ Как на Чеджудо появились лошади

В то время как прекрасные скакуны Пуё и Когурё были уже широко известны, первые записи о лошадях острова Чеджудо датируются лишь 1073 годом, когда в хрониках появилось упоминание о том, что островитяне «послали королю Корё Мунчжону великолепных лошадей». В эпоху Корё особые войска, защищавшие столицу, развернули на Чеджудо жестокие бои, пытаясь остановить вторжение монголов, но потерпели поражение. После этого династия Юань приказала организовать на острове коневодческую ферму под своим прямым управлением, чтобы выращивать лошадей для военных целей, навсегда изменив таким образом судьбу Чеджудо.

— В 1276 году на остров доставили 160 ферганских лошадей. Тогда же сюда прибыло большое количество монгольских коневодов. Всё это и стало основой системы коневодческих хозяйств в эпоху Чосон. Местная порода лошадей, которая существовала на острове с незапамятных времен, канула в небытие, а ферганские лошади в процессе адаптации к суровой окружающей среде острова со временем превратились в современных лошадей породы чеджу, отличающихся малыми размерами, но большой выносливостью, — рассказывает г-н И. — В настоящее время мы проводим научные исследования с целью вывести особую породу лошадей для верховой езды, которая сохранила бы главные достоинства лошадей чеджу — уникального достояния нашего острова.

Знаменитые ферганские лошади, или лошади ферганской породы, происходили из Даваня, или Даюаня (древнее среднеазиатское государство, занимавшее центральную и восточную часть Ферганской долины; территория современного Узбекистан, Таджикистана и Киргизии). Китайцы говорили про этих лошадей, что они «могут пробежать за день тысячу ли, а пот у них цветом похож на кровь». Император У-ди из династии Хань, узнав о существовании этих удивительных лошадей, вторгся в Давань, где после тяжёлого боя его войску удалось отбить несколько лошадей и угнать их в Китай. Так ферганских лошадей стали разводить в Китае. Надо сказать, что, начиная с 1276 года, на протяжении 100 лет жители острова регулярно отправляли выращенных здесь скакунов в Юаньский Китай.

Читать еще:  Ю.Корея 177 Чеджу. Лес Сарёни. 사려니숲 Jeju Saryeoni forest

В конце эпохи Корё, во времена правления короля Конмина, Чеджудо снова стал принадлежать Корё. Тогда же в Китае династия Мин сменила у власти династию Юань. Разведение лошадей также перешло под непосредственное управление Корё. Однако, когда династия Мин потребовала от островитян отправки в Китай 200 лошадей, коневоды Чеджудо подняли мятеж и убили несколько сот чиновников из местной администрации. В 1374 году генералу Чхве Ёну, прибывшему на остров во главе большой армии, с трудом удалось подавить восстание.

У скалы Ведольгэ, расположенной в окрестностях Согвипхо, мне вспомнилось легенда, согласно которой генерал Чхве замаскировал эту одиноко стоящую скалу под огромного воина, чтобы отпугнуть монгольских солдат. Следы основателя династии Чосон И Сон-ге и генерала Чхве, который, как известно, был с ним на ножах, становятся видны ещё отчётливее, когда бросаешь взгляд на Ведольгэ с идущей вдоль этой прекрасной скалы пешеходной дорожки «олле». Говорят, что среди восьми лошадей, на которых ездил И Сон-ге, была одна лошадь породы чеджу. Существуют также записи, свидетельствующие о том, что генерал И был настолько искусен в верховой езде, что «мог, сидя на лошади, спуститься с отвесной скалы».

Историческая постановка на лошадях, остров Чеджудо
Историческая постановка на лошадях, остров Чеджудо
к оглавлению ↑

~ Важные исторические записи о лошадях Чеджудо

В эпоху Чосон на острове существовало 10 крупных коневодческих хозяйств. Во времена правления короля Сечжона вокруг горы Халла-сан была выстроена двухсоткилометровая каменная стена Чатсон, чтобы лошади не могли выйти за границы этой зоны и убежать. Кроме того, для того чтобы обеспечить максимальное поголовье лошадей, власти также запретили употреблять в пищу конину.

Местные коневодческие хозяйства отправляли для королевского двора ежегодно (а для главы уезда и других чиновников раз в три года) более 300 лошадей. Интересно, что поскольку королевский двор применял жёсткие меры (вплоть до увольнения управляющего) в случае, если находил качество присланных лошадей неудовлетворительным, чиновники, назначенные служить на остров, прилагали все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы отобрать для отправки в столицу лишь самых лучших лошадей.

В то время обладание лошадью было привилегий, в связи с чем потомки местного клана Хон передают из поколения в поколение историю о том, как один из их предков «всю жизнь не брал взяток, а потом не смог устоять перед взяткой лошадью, принял её и был уволен».

Периодом в истории, когда остров мог похвастаться самым большим поголовьем лошадей, было время в конце эпохи Корё и начале эпохи Чосон, когда на Чеджудо паслось 20000 лошадей.

И Хён-сан, назначенный главой уезда на Чеджудо в 1702 году (28 год правления Сукчона), в своей монографии «Инспекционная поездка по острову Чеджудо» («Тхамнасуллёкто»), сообщает, что в то время на острове было 9372 только государственных лошади, а также 703 коровы при населении в 43515 человек.

Читать еще:  Дольмен и Стоунхендж
к оглавлению ↑

~ Стена Чатсон, сложенная из вулканических камней

После изобретения автомобиля лошади перестали использоваться по своему традиционному назначению. В 1984 году количество чистопородных лошадей чеджу составляло менее 1000 голов, а в 1986 году оставшиеся несколько десятков чистокровных представителей этой породы были объявлены памятником природы. В настоящее время, по данным администрации острова на 2011 год, на Чеджудо имеется 1392 лошади породы чеджу (из них 200 голов — это чистокровные лошади с документально подтверждённой родословной), 4179 лошадей чистокровной верховой породы и 16692 лошади породы халла; то есть всего 22263 лошади. Их выращивают в 1157 коневодческих хозяйствах острова. Каждый год для использования в пищу конины забивают 1000 лошадей.

В наши дни главными сферами «лошадиного» бизнеса являются скачки и верховая езда; кроме того, лошадей также разводят на мясо, а их жир используют для различных производственных нужд, в частности для производства мыла. Ипподромы оказались особо эффективным инструментом, позволившим возродить коневодство на острове. Ежегодно здесь выращивают 80-90 лошадей с документально подтверждённой родословной и тренируют их для участия в скачках.

Следы культуры коневодства, сформировавшейся на острове в незапамятные времена, можно увидеть в сохранившихся до наших дней участках каменной стены Чатсон, проходящей по холмистой местности. Эта стена шириной 1 метр и высотой полтора метра, сложенная из вулканических камней, отмечала границы коневодческого хозяйства. В зависимости от района различался и способ кладки, и внешний облик стены. Надо сказать, что участки стены сохранились даже глубоко в горах. Следы обрушившейся стены можно также увидеть и в зоне пещер Комун-орым, которые стали первым в Корее природным памятником, занесённым в Список всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Монгольские коневоды со временем ассимилировались с местным населением и стали добропорядочными гражданами Кореи. Г-н Чва Дон-нёль, изучавший «традиции скотоводства Чеджудо», говорит: «Один из моих предков был врачом и надсмотрщиком за лошадьми, приехавшим на остров из Юаньского Китая». Он посоветовал мне посетить место Мачжо-дан (алтарь Предков Лошади), расположенный недалеко от перекрестка, где находится отель «KAL» («Корейские авиалинии») в городе Чеджу. Говорят, что поскольку остров Чеджудо находится на юго-востоке Кореи, над ним расположено созвездие Фан, или Тян-сы — созвездие Четвёрки Небесных Лошадей, поэтому в древности на этом алтаре проводили обряд поминовения предков лошадей и молились об увеличении их поголовья. В настоящее время живописный холм украшает лишь указатель, сообщающий о том, что раньше здесь был алтарь.

Остров Чеджудо
Остров Чеджудо
к оглавлению ↑

~ Последний «маль-тхеури»

Специалиста по коневодству, который, унаследовав от предков традиционное искусство разведения лошадей, выращивает лошадей, живя с ними бок о бок, здесь, на острове, называют «маль-тхеури», или погонщик лошадей. В детской книжке «Последний погонщик лошадей» («Мачжимак маль-тхеури»), написанной г-ном Пак Чэ-хёном, директором Управления образования Чеджу, рассказывается о жизни погонщика лошадей г-на Ко Тхэ-о. Этот человек, которому в этом году исполнилось 82 года, всю свою жизнь провёл вместе с лошадьми.

Читать еще:  Корейские бани

— Раньше лошадь держали в каждом доме, поэтому пасли их обычно по очереди. Один человек брал весь табун и отправлялся с ним на хорошее пастбище в горах, а потом пригонял обратно. Профессионально этим занимались только «маль-тхеури», а остальные просто присматривали за лошадьми, когда наступала их очередь.

Речь дедушки Ко Тхэ-о, напоминающая то ли песню, то ли набор тщательно артикулируемых звуков, кажется некоей духовной мелодией, которая позволяет ему общаться с лошадьми. В деревне Чочжи-ри поселка Хангён-мён мне посчастливилось встретиться с двумя хозяевами коневодческих хозяйств: г-ном Ко Гён-хёном (55 лет) и г-ном Ким Ван-бо (59 лет).

— Лошади местной породы чеджу и завезённые чистокровные верховые лошади различаются во всём, начиная с методов разведения. Лошади чеджу очень выносливые, поэтому даже если их оставить на поле, покрытом снегом, они всё равно добудут себе пропитание, а вот скорость у них не составляет даже половины от скорости чистокровных верховых лошадей. С другой стороны, чистокровные верховые лошади, хоть и быстрые, но, может, оттого что глупые, даже еду себе сами найти не могут, поэтому приходится весь день за ними присматривать. Копыта у них тоже слабые, да и конституция хлипкая, поэтому они требуют много внимания. Но мы всё же выращиваем их, рассчитывая на будущий доход от скачек.

В последнее время конезаводчики больше не пасут лошадей где попало, а, загрузив машину водой и кормом для лошадей, отправляются на собственные пастбища в горах. К тому же, например, в зонах «котчаваль» (особая экосистема, сформировавшаяся на застывших потоках лавы), где произрастает множество эндемических растений, находящихся под охраной государства, выпас лошадей строжайше запрещён. Лошади, заслышав шум машины хозяина, узнают его и поднимают головы в ожидании.

Несмотря на ливень, лошади на пастбище продолжают двигаться неторопливо, как будто не замечая обрушивающиеся с неба потоки воды. Рядом с ними столь же невозмутимо стоят два коневода, они время от времени поглаживают подошедшую лошадь и проверяют, все ли лошади на месте. «На всём острове осталось всего несколько потомственных «маль-тхеури». Мы — коневоды, по-настоящему любящие лошадей», — говорят они.

На ипподроме зрители наслаждаются завораживающим спектаклем, когда лошадь с развевающейся на ветру гривой проносится мимо галопом, подобно молнии. Мало кто знает, что после подобного испытания лошадь должна отдыхать больше полумесяца. Между тем монголы снова привезли на Чеджудо своих лошадей. На этот раз — для выступления на арене под открытым небом, где монгольские наездники демонстрируют своё замечательное искусство верховой езды. Однако лошади, на которых они ездят (а их больше 50), — это местная порода халла.

«90% всех 27-28 тысяч лошадей, которые сейчас есть в Корее, — это лошади с Чеджудо, при этом 70% всех лошадей выращивают на острове».

Koreana

Предыдущая статьяЧеджудо: вчера, сегодня, завтра
Следующая статьяДеликатесы острова Чеджудо

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь